Анатолий Мигов (micoff) wrote,
Анатолий Мигов
micoff

Categories:

Макс, охотник на тараканов

   Макса я нашел в метро.
   Маленький, худющий, блохастый котенок выполз откуда-то из подземных лабиринтов к моим ногам. Последняя капля жизни едва пульсировала в нем, но он боролся за нее изо всех сил. Он настойчиво ловил мой взгляд и  пытался хоть как-то мурлыкнуть. Я мог пройти мимо, как делал это не один раз, равнодушный к еще одному несчастному уроду. Но как-то не получилось.  
  От блюдца с молоком он не отрывался до тех пор, пока живот его не приобрел форму и размеры теннисного мячика. Потом он проковылял несколько шагов на слабых лапках и отключился прямо посреди кухни.
   Неделю жена отмывала котенка от метрополитеновской копоти, вычесывала комья шерсти, выводила блох и глистов. И он как-то сразу взбодрился, ожил, заметно подрос. Начал заигрывать с нашим доберманом Жаном и красть кости из его миски.
    Жан, бесстрашный боец и гроза всех  кобелей в округе, принял Макса, так мы назвали этого доходягу, как младшего брата, которого нужно защитать и прощать все капризы. Позволял ему есть из своей миски, валяться на своей подстилке, прыгать на себя и совсем не обижался, когда Максик своими острыми коготками хватал Жана за ухо и слегка покусывал. В одном только Жан был суров и непреклонен - в вопросе гигиены. Когда ему казалось, что от Макса неправильно пахнет, а это случалось раз по пять на дню, Жан прижимал котенка (а потом и взрослого кота) своей тяжелой лапой к полу и тщательно вылизывал. Сначала Макс пытался вырваться, но потом смирился и безропотно переносил процедуру одновременного мытья и утюженья.
   Поразительно, но полудохлый, рахитичный доходяга превратился в крепкого, стремительного, веселого, общительного и очень игривого кота. От тяжелого детства у Макса остался только один пунктик - еда. Он на всю жизнь остался убежденным, что еду, если она есть, надо употребить прямо сейчас, иначе потом ее может не быть. И всегда действовал в соответствии с этим простым принципом. Насколько бы сытым Макс ни был, но стоило появиться таракану (а они упорно не хотели выселяться из нашей квартиры), Макс молниеносно и без промаха накрывал его лапой. А еще через долю секунды добыча похрустывала на острых кошачьих зубах. Однажды, будучи еще котенком, он свалил с холодильника на пол тушку огромной  бройлерной курицы и так вцепился в нее зубами, что я не мог оторвать его. Это был монолит!  Я взял нож и вырезал кусок курицы вокруг максовых зубов. Только так можно было отделитить Макса от еды. Если, конечно, не брать в расчет вариант с отсеченем головы. Но я думаю, что и в этом случае, зубы Макса продолжали бы держать курицу мертвой (подходящее выражение!) хваткой.
   Умер Макс неожиданно и печально. Мы ездили на дачу и Жан отравился там крысиным ядом. Спасти не смогли, хотя боролись больше месяца. Макс после смерти собаки как-то притих, перестал задрав хвост носиться по квартире, не обращал никакого внимания на тараканов. И через две недели тихо угас в углу, где всегда был собачий коврик, и где еще недавно лежал его большой друг, всегда готовый составить компанию в игре и поделиться любимой костью.
Tags: домашние животные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments